Шьют политику и триллион убытков

Шьют политику и триллион убытков

07.09.2021
Шьют политику и триллион убытков

Осеннее обострение: атака на российскую градозащиту

«Хранители Наследия»

Екатеринбургская увертюра

Эпизод с приравниванием общественной деятельности по защите культурного наследия к антигосударственной, отмеченный нами недавно в материале о сносе старинного дома в Екатеринбурге, не кажется случайным в реалиях осени 2021 года.

Напомним: в августе 2021 года жители Екатеринбурга, возмущенные гибелью очередного исторического здания, направили открытое письмо мэру города Алексею Орлову и губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву. И призвали руководителей создать стратегию сохранения исторического наследия областной столицы, а также провести встречу с общественностью.

И услышали в ответ от бывшего главного архитектора Свердловской области Григория Мазаева: «Существуют государственные органы охраны памятников, с ними нужно работать. Ну не может общественность создавать какие-то альтернативные программы и структуры. Потому что иначе это будет антигосударственная деятельность».

Это, по сути, политическое обвинение. И как выясняется, популярное – именно в отношении градозащитников.

Петербургский счет на триллион

Во всяком случае, его тут же подхватили в Санкт-Петербурге. Там готовились явно лучше: политические обвинения дополнились экономическими. Градозащитники заранее объявляются «оппозиционно настроенными» и, соответственно, их деятельность по охране исторических зданий и ландшафтов – оппозиционной. Да еще и нанесшей городу на Неве ущерб ни много ни мало – в 1 триллион рублей.

С такими оценками, согласно сообщениям СМИ, выступила некая группа «Фокус», которая подготовила в конце лета доклад «О необходимости улучшения инвестиционного климата в Санкт-Петербурге» и направила его в администрацию города. Текст доклада опубликован в публичных источниках. 

Разумеется, градозащитников записывают не только в оппозиционеры, но и в обскуранты: они-де пытаются «блокировать развитие территорий города». Знакомая песня – коммерческий интерес застройщиков пытаются выдать за общественный, общегородской. А ущерб историческим городам, согласно пиар-мифологии девелоперов, наносят не те, кто пытается их уничтожить, а те, кто их защищает.

Итак, авторы доклада подсчитали, что «в период с 2018 по 2020 год в Санкт-Петербурге было зафиксировано 38 конфликтных ситуаций, когда оппозиционно настроенные политические деятели и представители общественности пытались блокировать развитие территорий города и строительство отдельных объектов. К основным темам протестной активности относятся:

- консервация исторического облика города (11 ед.);

- строительство точечных объектов (10 ед.);

- ЗНОП и экология (17 ед.)».

По состоянию на 2020 год, подытоживают авторы доклада, 15 проектов на «конфликтных объектах» отменено, 14 – приостановлены или не начинались, 8 – продолжаются и один завершен.

Эксперты «Фокуса» перечисляют эти объекты и проекты, многие из которых знакомы нашим читателям. Это, например, комплекс дома Басевича, который все никак не может снести под строительство апартаментов Академия танца Бориса Эйфмана, или застройка Охтинского мыса, оборону которого петербургские градозащитники держат не без нашего содействия и др.

Авторы доклада утверждают, что из-за действий градозащитников и отмены строек Санкт-Петербург потерял 107 млрд руб. прямых инвестиций, а из-за заморозки проектов – еще 82 млрд руб. А «общий накопительный эффект» потерь и убытков потянул аж на 1 трлн рублей.

«Грабители представили оценку ущерба от неудавшегося грабежа»

Градозащитники Петербурга, конечно, такие подсчеты всерьез не восприняли.

Например, общественные защитники парка Малиновка, упомянутого в докладе «Фокуса», пишут в соцсети: «Постройка парка без дальнейших вложений стоила примерно 1 миллиард. Так что мы с вами, друзья, спасли для нас с вами и для нашего города 700 миллионов, потому что парк как таковой перестал бы существовать… Сохраненные памятники архитектуры и зеленые зоны представлены в виде миллиардного ущерба. Черное — это белое. Кафка отдыхает».

Сайт «Градозащитный Петербург» опубликовал небольшую рецензию на доклад. 

Директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов называет в ней методику расчета ущерба ненаучной, а местами и вовсе абсурдной. А общая его оценка такова: «Грабители представили оценку ущерба от неудавшегося грабежа... Если принять этот доклад в работу — половину Смольного надо уволить».

Андрей Воронцов, активист «Живого Города» и член Совета СПб городского отделения ВООПИК, вспоминает, что аналогичные претензии звучали еще в 2009 году, в разгар противостояния «газоскребу» на Охте:

«Cтатья выражает исключительно точку зрения инвесторов, многие из которых зарекомендовали себя как нарушители градостроительного и охранного законодательств (при активном содействии чиновников администрации). История с несуществующим миллиардом подносится так, словно «Живой Город» лишил инвесторов честно заработанных средств. Инвестор уже кусок в рот занес, глотать хотел, а тут общественники за горло схватили. Поперхнулся инвестор и выкашлял мильярд долларов. А если бы инвесторы запросили высоты под стать газоскребу, а их укоротили? Тогда сказали бы про убыток в 5 миллиардов? Если рассуждать таким образом, то присутствие среднеэтажной застройки в центральных районах города – непозволительное расточительство. Это ж сколь сколько высоток можно настроить! Видимо, нынешний инвестор именно так и рассуждает».

Истинная цель

Но следует отметить, что «рекомендации» авторов петербургского доклада направлены отнюдь не лично против градозащитников или их организаций, они (во всяком случае, пока) не призывают власти принимать против общественников какие-либо ограничительные или репрессивные меры.

Рекомендации направлены совсем на другое – на подрыв законодательной базы сохранения исторического Петербурга. Вот они:

«Внести изменения в Закон Санкт-Петербурга № 820-7 (городской закон об охранных зонах, запрещающий снос исторической застройки до 1917 г. на их территориях – Ред.) в части:

1. исключения понятий «историческое здание», «исторические промышленные предприятия», «историческая система озеленения»;

2. исключения ограничений, связанных с изменениями параметров объектов,

не являющихся объектами культурного наследия;

3. уменьшения границ зон охраны объектов культурного наследия;

4. изменения требований градостроительных регламентов в границах зон регулирования застройки».

Это – открытым текстом – снос памятнико-охранного законодательства.

И не случайно депутат Заксобрания Санкт-Петербурга и основатель «Группы спасения» Алексей Ковалев посчитал этот доклад проявлением намерения «ликвидировать градозащиту». Градозащита опирается на закон, и без него она невозможна.

Зампредседателя совета Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИК Александр Кононов сообщил «Хранителям Наследия», что расценивает этот доклад как «пробный шар» по слому городского охранного законодательства.

«Ребята, занимайтесь тем, чем занимаетесь. Вы нужны»

В эти же дни в Саратове в телеграм-каналах стали публиковать слухи, будто власти хотят распустить созданный осенью 2020 года Градозащитный совет при областной Думе.

Поддержку общественникам высказал председатель Госдумы Вячеслав Володин, к которому они обратились 31 августа во время осмотра дома-музея Павла Кузнецова в Саратове.

«Без вас будет хуже, чем с вами, – сказал в ответ Вячеслав Володин. –  Поэтому не надо рассуждать на тему, нужен Градозащитный совет или не нужен. Вы приносите пользу – совершенно очевидно. С вами сложно, непросто... Слушайте, ребята, занимайтесь тем, чем занимаетесь. Вы нужны. Закрыли тему?»

Комментарий «Хранителей Наследия»:

Конечно, на этом можно было бы успокоиться и поставить точку... но Вячеслав Володин, уже не раз поддерживавший саратовских общественников, не будет же ездить с такой миссией по всем городам и весям.

О чем на самом говорят обвинения в оппозиционности, «антигосударственной деятельности» и триллионных убытках?

О том, что аргументы по существу у оппонентов градозащиты исчерпаны – и в публичных дискуссиях и в судах. Поэтому в ход идут доносы и анонимные вбросы.

С одной стороны, это показатель зрелости российской градозащиты, научившейся системно работать, в том числе в законодательном поле, и добиваться определенных успехов.

С другой стороны, это показатель опасности. Оппоненты демонстрируют, что против градозащиты все средства хороши. И пытаются выбить из-под нее законодательную опору.

Так что следует ожидать, что обвинения в антигосударственной деятельности и нанесении триллионных убытков вскоре прокатятся по всем регионам, где градозащита активна и эффективна. А затем будут перенесены на федеральный уровень.

И тогда настойчивым попыткам кардинальной ревизии подвергнется уже федеральный закон об охране культурного наследия.

Кто предупрежден – тот вооружен.

Фото: «Градозащитный Петербург»

На главную