Ольга Любимова: «Наша система вполне прозрачна» | Хранители наследия

Ольга Любимова: «Наша система вполне прозрачна»

18.08.2020
Ольга Любимова: «Наша система вполне прозрачна»

Министр культуры России – о новых приоритетах в сохранении культурного наследия

21 января 2020 года на пост министра культуры России была назначена Ольга Любимова. Новый министр – всегда новые ожидания и надежды. Тем более что, судя по данным в открытых источниках, это самый молодой министр культуры за все времена СССР – РФ. В прошлом Ольга Любимова – журналист, сценарист, работала в министерстве культуры, занимаясь проблемами театра и кино. Для нас важно было поговорить с Ольгой Борисовной о культурном наследии и ее намерениях по этой линии. Пандемия и карантинные ограничения не позволили сделать это сразу. Да и надо ведь было новому министру войти в курс дела. И стало ясно, что это произошло, когда в мае состоялся визит Ольги Любимовой в многострадальное Николо-Урюпино под Москвой, где она общалась с активистами и волонтерами. С этого мы и начали наше интервью – уже в кабинете министра в Большом Гнездниковском.

4cdae183-9472-479d-a73f-bb0cb9134d37.jpeg

- Ольга Борисовна, хотим сразу сказать – нам очень импонирует то, что путешествие по миру российского культурного наследия Вы начали именно с проблемного объекта, после этого там что-то сдвинулось в лучшую сторону, хотя бы временной кровлей накрыли многострадальный Белый домик в Никольском-Урюпине. Может быть, сделать такие визиты министра культуры традицией? Можно ведь смело ехать к любому из двадцати обозначенных нами недавно в «тревожном списке» памятников… Все они – бесспорной, хорошо известной ценности, – но разрушаются, на них годами ничего не меняется. Есть и такие, кстати, которые находятся на контроле Министерства культуры – скажем, храм Николы Мокрого в Ярославле, о судьбе которого проводил совещания лично Владимир Мединский, давал распоряжения о выделении средств на его реставрацию. Такими посещениями обычно дается хороший импульс, ситуация развивается, правда, потом, бывает, постепенно «затухает».

- Приезд в Никольское-Урюпино состоялся в том числе благодаря общественным активистам, которые своим неравнодушием привлекли внимание к этой усадьбе. Многие хотят, чтобы все сложные вопросы решались «здесь и сейчас», но есть законодательство, за рамки которого ведомство выйти не может. Сфера культурного наследия – одна из самых проблемных и сложных. И совершенно очевидно, что параллельно с разрешением отдельных проблем и ситуаций, нужны и системные изменения: в частности, нормативно-правовые и экономические.

- Если градозащитное общество соучаствует в принятии решений, то и берет на себя часть ответственности. Поэтому мы так ценим все площадки, на которых можем выступать вместе с экспертами и сотрудниками официальных ведомств. В Москве при Департаменте культурного наследия есть общественный совет, почему бы и Минкультуры не создать общественный совет по проблемам наследия? Считаете ли Вы необходимым создание при министерстве или в рамках его Общественного совета постоянно действующей площадки для обсуждения проблемных вопросов с представителями общественности (ВООПИК, Координационный совет градозащитных организаций и др.)?

– Хочу напомнить, что при министерстве действует Научно-методический совет. Он объединяет ведущих ученых и специалистов из различных областей, чья профессиональная деятельность связана с сохранением культурного наследия. Это неплохое методическое подспорье для министерства. В состав совета входит 8 секций по различным направлениям деятельности – от памятников живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства до памятников архитектуры или археологического наследия. Ученые, специалисты и общественники могут совершенно спокойно озвучивать свои идеи в рамках заседаний.

Что касается новых форм сотрудничества – мы рассмотрим с коллегами вопрос создания Рабочей группы по вопросу охраны культурного наследия. Подобные есть у нас по вопросам театров и музеев.

Минкультуры России всегда тесно сотрудничало и сотрудничает с профессиональным сообществом, в том числе ВООПИК. В 2017 году в рамках проведения Всероссийского съезда охраны памятников истории и культуры, который проходил в Калининграде, заключено соответствующее соглашение об оказании содействия в различных вопросах, касающихся сохранения и государственной охраны культурного наследия. Нам очень важно получать обратную связь от регионов. Она всегда полезна и помогает вносить необходимые, зачастую существенные корректировки в нашу работу.

министр2.jpg

министр1.jpg

Фото: Визит министра культуры в Никольское-Урюпино

– Что касается перемен в законодательстве – в 2018–2019 годах было обнародовано несколько инициатив Минкультуры по созданию, скажем так, благоприятного инвестиционного климата для сохранения наследия, были соответствующие поручения вице-премьера Правительства РФ, были подготовлены конкретные законопроекты. Что сейчас с ними происходит?

– Мы очень тесно взаимодействием с Комитетом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по культуре. И я благодарна его председателю Елене Александровне Ямпольской за конструктивный диалог и совместную работу над всеми нашими законопроектами.

Что касается, например, законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» – создана рабочая группа по его обсуждению, а рассмотрение планируется в осеннюю сессию 2020 г. С принятием законопроекта будут устранены излишние административные барьеры и будут оптимизированы требования к сохранению объектов культурного наследия.

По направлению «регуляторной гильотины» Правительством Российской Федерации внесены в Государственную Думу законопроекты «Об обязательных требованиях» и «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации». Фактически эти документы формируют новый комплексный подход к системе, форме и содержанию государственного контроля и надзора в Российской Федерации вообще. Параллельно в Министерстве юстиции идет работа по переработке Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. По предложению Минкультуры России в нем впервые выделена отдельная глава о правонарушениях в области охраны культурного наследия.

Уверена, нам нужно создать вместе определенные правила, понимание, что можно, а что нельзя претворить в реальную жизнь.

- Как в целом, на Ваш взгляд, развивается сфера охраны культурного наследия в последнее время?

– За последние годы многое сделано: сформирован Единый государственный реестр объектов культурного наследия; приняты приказы Минкультуры России, регулирующие вопросы учета памятников, организации работ по их сохранению. Однако, как я подчеркнула выше, работа по совершенствованию нашего законодательства продолжается.

На текущий момент более 140 тысяч памятников зарегистрированы в Реестре и более 120 тысяч находится в статусе выявленных объектов культурного наследия. Министерство совместно с региональными органами охраны в рамках своих полномочий осуществляет контроль за состоянием и сохранностью объектов культурного наследия.

Нужно стараться выработать систему помощи таким нуждающимся памятникам – с привлечением волонтеров, общественных центров, частных инвесторов. Эти вопросы обсуждаются несколько лет, конечной целью является создание эффективной системы взаимодействия всех заинтересованных сторон и вовлечение объектов в культурную жизнь.

Кроме того, мы чутко следим за тем, чтобы органы государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере государственной охраны объектов культурного наследия эффективно осуществляли переданные полномочия. Проводятся соответствующие проверки, по итогам которых в 2019 году выдано 89 предписаний об устранении нарушений действующего законодательства Российской Федерации.

– Как Вы оцениваете распределение федеральных и региональных полномочий в сфере госохраны наследия и то, что основная их часть сейчас передана на места? Не перегнули ли мы палку с упразднением Росохранкультуры? Есть ощущение, что органы охраны памятников в регионах существуют в собственном вакууме, но если что падает или горит – вспоминают первым делом про Минкультуры.

– Это, может быть, один из вопросов для обсуждения с экспертами и представителями общественности. Дело не в перекладывании ответственности – она все равно лежит на нас. Вопрос в том, как проработать реальные проблемы. Поэтому, если и рассматривать предложения о специальном федеральном госоргане по наследию, то необходимо тщательно и детально проработать все аспекты создания и функционирования подобного специализированного органа, с обязательным надлежащим кадровым, финансовым и правовым обеспечением его деятельности. Вопрос об этом на текущий момент не рассматривается.

Я также уверена, что на федеральном уровне должны приниматься решения стратегического характера, а регионы должны решать практические каждодневные проблемы, не ожидая указания сверху.

Сегодня выстроенная система позволяет сбалансировано обеспечивать государственную охрану памятников. Это достигается в том числе за счет того, что Минкультуры России осуществляет контроль за переданными в регионы полномочиями по охране объектов культурного наследия федерального значения.

– Какие угрозы нашему культурному наследию представляются Вам самыми актуальными?

– Как известно, в Конституции записано, что каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. Если об этом будут забывать, то это и будет самая главная угроза объектам культурного наследия.

- Профессиональное реставрационное сообщество в течение многих лет говорит о том, что применение в реставрации памятников архитектуры общих принципов законодательства о госзакупках приводит к низкому качеству реставрационных работ и выигрышу конкурсов случайными подрядчиками, не имеющими опыта реставрации ценных объектов. Считаете ли Вы целесообразным, например, определение круга объектов, для которых применяется выбор единственного поставщика, а также иные методы внеконкурсного отбора подрядчиков по реставрации? 

– Мы разделяем позицию, что работы по сохранению уникальных и значимых объектов культурного наследия должны выполняться организацией, обладающей необходимым опытом и имеющей в штате высококвалифицированных специалистов-реставраторов.

Подход по выбору единственного поставщика позволяет значительно повысить ответственность подрядной организации. На некоторых объектах уже ведутся работы одним подрядчиком: это «Ансамбль Новодевичьего монастыря» (комплексная реставрация проводится к 500-летию основания монастыря в 2024 г.); масштабное восстановление 14 объектов культурного наследия, расположенных в г. Туле и Тульской области (в рамках празднования в 2020 г. 500-летия возведения Тульского кремля).

В настоящее время мы прорабатываем вопрос о распространении данной практики и на другие объекты культурного наследия.

- Часто высказывается мнение о необходимости возвращения былых полномочий Федеральному научно-методическому совету по культурному наследию при Минкультуры РФ. Например, что без его обсуждения и согласования Министерство не должно утверждать проекты реставрации, зон охраны и др., связанных с важнейшими памятниками федерального значения. Что Вы думаете на этот счет?

- Все важные решения, будь то проектная документация по сохранению объектов культурного наследия, проекты достопримечательных мест или зон охраны памятников проходят согласование с привлечением научного сообщества, практикующих архитекторов и градостроителей.

Еще в 2016 году выпущено распоряжение Минкультуры России с методическими рекомендациями относительно перечня объектов культурного наследия, проектная документация которых обязательно должна рассматриваться на Совете. К таким памятникам относятся объекты Всемирного наследия и особо ценные объекты культурного наследия, объекты деревянного зодчества, объекты культурного наследия, возведенные в своей основе до 1800 года, объекты культурного наследия, которые находятся на государственной охране у Минкультуры России.

Заседания Совета проходят на регулярной основе, по итогам которых экспертное сообщество дает свои рекомендации по разрабатываемым проектам, что в дальнейшем помогает выполнять их более качественно.

– Не всегда ясно, по каким критериям отбираются объекты для федерального финансирования их реставрации, почему министерство одни памятники включает в списки, а другим отказывает, как например, Анастасиевской часовне с фресками Рериха во Пскове. Не считаете ли Вы нужным сделать эту процедуру прозрачной – с помощью Научно-методического или Общественного совета министерства?

- Большой объем заявок на сохранение объектов культурного наследия приводит к необходимости выбора. Для этого в Минкультуры России определены первичные критерии отбора. В приоритете – объекты ЮНЕСКО, особо ценные объекты наследия, а также те, которые находятся в неудовлетворительном состоянии. Мы уделяем внимание праздничным юбилейным мероприятиям и «под них» подводим реставрацию. Учитываем такие программы, как комплексное развитие города-курорта Кисловодска до 2030 года.

Вся наша система вполне прозрачна. Формируется план, а после этого смотрим результаты, выясняем экономию по торгам, чтобы по возможности дополнительно включить новые объекты.

Что касается Псковской области, то в рамках госпрограммы «Развитие культуры» уделяется особое внимание объектам культурного наследия региона. Так в период 2019 – 2022 гг. финансируются работы по сохранению 9 объектов культурного наследия.

- Считаете ли Вы логичным, что в национальном проекте «Культура» проблематика культурного наследия представлена только составлением инвестиционных паспортов 50 усадеб и поддержкой волонтерских объединений? Ведь «Основы государственной культурной политики» называют культурное наследие одним из основных ее приоритетов.

– Это не просто составление документации. Ведомственный проект «Возрождение исторических усадеб» подразумевает привлечение частных инвесторов к их сохранению, возрождению и дальнейшему использованию в культурно-досуговых, туристско-рекреационных, музейных, образовательных целях.

Инвестиционные паспорта будут включать историческую и правовую информацию об объекте культурного наследия, а также проектную документацию на проведение работ по его сохранению. В этом году разработаем 10 инвестиционных паспортов усадеб, отобранных в качестве «пилотных».

Но есть еще, например, программа «Волонтеры культуры», которая направлена на поддержку добровольческих движений, в том числе в сфере сохранения культурного наследия народов Российской Федерации. Кстати, в той же Псковской области реализован пилотный проект «Практическая сессия «Волонтеры наследия», направленный на воссоздание исторического облика территорий, прилегающих к объектам культурного наследия Печоры и Изборска.

Считаю, что это очень важная работа, ведь простые активисты вместе с региональными властями, градозащитными объединениями проводят мероприятия по ремонту объектов культурного наследия и благоустройству территорий.

Беседовали Евгения Твардовская, Константин Михайлов

Фото: Министерство культуры РФ

 


Warning: file_get_contents(http://cackle.me/api/2.0/comment/list.json?id=&accountApiKey=&siteApiKey=&modified=&page=0&size=100) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 403 Forbidden in /home/m/manolis/public_html/bitrix/modules/cackle.comments/classes/general/cackle_sync.php on line 61

Возврат к списку